Старинные студенческие тюрьмы и карцеры при университетах

В них можно было хорошенько подумать о своём поведении, но некоторым удавалось кутить в компании друзей

Посадить в карцер на сутки за нарушение общественного порядка! Звучит сурово, но до начала XX века это было обыденным явлением во многих университетах. Агентство STAR Academy рассказывает, что представлял из себя студенческий карцер и за какую провинность в него можно было попасть.

В студенческую тюрьму можно было отправиться за драку, пьянство, участие в запрещённой политической организации или даже за то, что не поздоровался с профессором. Законодательницей моды в этом вопросе стала Германия, которая еще в XVI веке придумала, как охладить пыл излишне строптивых или разгулявшихся студентов.

Собственно, и в русский язык слово «карцер» пришло от немецкого «karzer». Комнаты для провинившихся существовали как в высших учебных заведениях, так и в специальных школах — аналогах современных гимназий.

Студенческую тюрьму в старейшем вузе Германии Гейдельбергском университете в наше время превратили в музей. Как и столетие назад, здесь стоят жёсткие кровати, деревянные табуретки и столы, за которыми узники резались в карты, а стены рассказывают целые истории о них. Кроме рифмованных стихотворений, дат, имён, лозунгов и сатирических рисунков попадается много изображений мужских профилей. Вот так выглядело селфи в прошлом!

С самого начала в тюрьме проходил университетский суд. Даже если нарушителей ловили в городе, то стражи порядка спрашивали студенческий билет и сообщали сначала в учебное заведение. А уже потом ректорат накладывал на виновного соответствующие санкции. Тогда можно было загреметь в карцер на четыре недели за то, что передразнил полицейского или сбил его фуражку.

До середины XIX века этот карцер считался настоящей тюрьмой со всеми её условиями. Но после порядки изменились на более либеральные. Кутёж, разудалые вечеринки и алкоголь частенько скрашивали пребывание в темнице. Узников навещали девушки, друзья передавали им еду, арестанты ходили друг к другу в гости и даже посещали лекции. В общем, побывать хоть раз в карцере стало атрибутом студенческой жизни и даже считалось делом чести!

Кроме Гейдельберга карцеры были в университетах Геттингена, Марбурга, Фрайбурга, Тюбингена, Эрлангена. Потом они вышли за пределы страны и вместе с немецкой системой образования распространились по другим государствам Европы.

Небольшая и холодная комнатушка в главном здании Латвийского университета в Риге, по мнению администрации, отлично подходила, чтобы остудить горячий студенческий пыл. Она была приведена в порядок к юбилею вуза и сейчас открыта для туристов. Между прочим, это бывший Рижский политехникум, одно из самых престижных учреждений Российской империи!

А лишиться свободы можно было за не вовремя сданные в библиотеку книги

Койка, чурбан, ночной горшок — вот и все удобства. Серовато-белые стены местной тюрьмы очень быстро были разукрашены от потолка до пола рисунками и надписями на латышском, русском, немецком, французском и латинском языках.

Здесь и чертежи, и размышления о профессорах вуза, и красотки с глубоким декольте. Символические «Держись, казак, атаманом будешь!» и «Здесь сидел Ивановъ» тоже встречаются.

Карцер работал по графику живой очереди. Под любым предлогом запрещалось сидеть вдвоём. Пока один штрафник получал наказание, второй ждал своего часа и вел вполне обычную жизнь. Но через два, пять, десять дней или больше, когда он уже и забыл, что натворил, студента всё-таки сажали в карцер.

Еще один карцер, который сохранился до наших времен, находится в Тартуском университете (Эстония), бывшем Императорском Дерптском Университете. Сейчас он относится к Музею искусств вуза. На стене можно прочитать прейскурант: за битье окон, за неоплаченный долг, за оскорбление гардеробщика и дамы или за другие мелкие крупные шалости. В 1809 году за драку здесь сидел даже будущий ректор.

Не обошли такие порядки стороной и студентов Российской империи. Из немецких учебных заведений в Дерптский, а затем и в Петербургский университет перенеслись традиции студенческих содружеств, дуэлей и наказаний.

Например, за посещение немецкого клуба на Васильевском острове студентам грозила пара ночей в «комнате уединения»

Правда, условия здесь были лояльными. Бумагу и перья не давали, но сторожа могли втихую сунуть узникам чай или тарелку горячих щей.

В подвале корпуса на Моховой существовала темница Московского университета, в которую попадали за оппозиционную деятельность и вольнодумие. Однако у многих впечатления оставались неплохими. Как вспоминал писатель Александр Герцен: «Как только смерклось и университет опустел, товарищи принесли нам сыру, дичи, сигар, вина и ликёру. Солдат сердился, ворчал, брал двугривенные и носил припасы. После полуночи он пошёл далее и пустил к нам несколько человек гостей. Так проводили мы время, пируя ночью и ложась спать днём». До наших дней карцеры в этих вузах не сохранились.

Материал подготовлен для блога mel.fm

Нажимая на кнопку "Отправить", я даю согласие на обработку персональных данных